Мы народ горячий

5 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг (1 голос)

А как известно, мы народ горячий.

"А кто увидит нас тот сразу ахнет
И для кого то жаренным запахнет
А кое что за пазухой мы держим
К нам не подходи,
К нам не подходи,
К нам не подходи,
А то зарежем!"


Не знаю как у вас, а у меня в детстве было две мечты - погулять в Африке и подойти к разбойникам поближе. Нигилизм и тупое упрямство вечно тянули меня на столбы с надписями "Не влезай-убьет!", вольготней всего я чувствовал себя под краном и стрелой, или прислонившись к дверям электрички. Как неуверенная в муже баба, я все время требовал от небес доказательств их любви ко мне. У моего ангела-хранителя, подозреваю, все перья повылазили от таких перегрузок.
Но справился, молорик. Теперь-то он может спокойно линять на заслуженном отдыхе, а вот тогда…
Но я про детские мечты. В африку я все никак не попаду - вечно меня мимо проносит - вроде на майские взял тур в Хургаду, но поглядим. Если у арабов бурления говн опять не случится, может, и сбудется. Зато со второй мечтой все сложилось куда как лучше. Или хуже.


Одним из запоминающихся надолго работников ножа и топора был выдающийся человек Алик.
Году в 97 был у меня на пару с Бегемотом пейнтбольный клуб.  Дело сие было довольно денежным - народ реально тогда не знал, куда девать бабки, и беготня с пестиками вошла в моду у бомонда. Называлась сия вольница "МОССАД" (а как еще назвать евреев с оружием). И кто только там у меня не играл. Но об этом как нибудь после. Как-то к нам пришла странная пара - хорошо одетый мужчина со следами долгой отсидки на лице и мальчик лет 10, его сын. Алик решил задружиться с сыном, которого не видел никогда. Как-то мы заприятельствовали с ним. Алик оказался удивительным человеком. О себе он не рассказывал ничего, но друзья его постепенно поведали о нем некоторые детали. Вышел он где-то за полгода до знакомства, после 22 лет отсидки (в лагере с кем-то поспорил со смертельным исходом). Статью имел исключительно 102 мокрую (по-старому и 105 по-новому). Впервые сел в 13-в пионерском лагере завалил сверстника. За время последней ходки умудрился 1. жениться. 2.зачать сына. 3. купить жене 3-х комнатную квартиру в сталинке на Ленинском проспекте и сделать там ремонт. Плюс - все годы очень неплохо обеспечивал семью. Это все не выходя с лагеря. Ира, жена Алика, была, кстати, прелестной бабой без всякого уголовного налета и нежно любила мужа. Сын учился в лучшей школе Москвы (№1230 на Кутузовском 6,если кто знает), занимался спортом и совершенно не собирался идти этапом по стопам отца.
Такая нормальная, обеспеченная московская семья. Правда папа постоянно кого-то валит. Ну, мелкая простительная слабость, с кем не бывает. Nothing is perfect, как говорится.
В первый день Алик сидел в углу, умно молчал (так, кстати он вел себя всегда) и ловко забивал косяк. Я что-то вещал по обыкновению. Вдруг Алик уронил беломорину, захрипел, упал на пол и забился в конвульсиях. Изо рта пошла пена.
"Эпилептик!" - доперло до меня. Я схватил какую-то деревянную ложку, случившуюся под рукой, и навалился на страдальца. Алик слабо отбивался подо мной, я же пытался разжать ему зубы, чтобы вставить ложку-во избежание асфиксии.Толпа активно мешала, пытаясь помочь. Сквозь хрип и сопенье я вдруг явственно услышал: "Отвали, идиот!" Я удивился. Эпилептикам обычно не до разговоров. Но отвалил, как-то не хотелось идти с Аликом по одному делу терпилой. Оказалось - это не припадок был вовсе. Просто Алик засмеялся. Впервые за 22 года. Он катался, хрюкал, утирал слезы и не мог остановиться минут сорок. Потом одарил всех промышленным пакистанским кырты-мырты и свалил до дому. На следующую игру он приехал с женой. Ира тут же вцепилась в нас:
-Вы чего с ним сделали?
-С ним сделаешь что-то, ага. А что?
-Он ночью смеется. Во сне хохочет. Два раза с кровати слетел.
-И давно?
-Как от вас приехал.
-А до этого?
-А до этого он даже улыбаться не умел.
Чем Алик зарабатывал на жизнь - понятия не имею. Да и узнавать как-то не тянуло. Но денег было немеряно. Компания у него была просто замечательная. Боксер Коля. Милейший парень, любимой поговоркой которого было: "Я ничего не понимаю! Я могу только бить! Больно." И бывший военный летчик Тигран - страшный, как два махновца. Через некоторое время встречи наши стали регулярными.
Не забуду 8 марта. Темно. Какой-то снятый ими бар. К стене прислонено штук пять клюшек по 1000$ за ночь - Тигран из Метлы привез и забыл. Все в дрова. Тигран мечется между всеми присутствующими, сыпет на предплечье дороги по 2 см шириной, тянет 100$ свернутую купюру и, дико вращая глазами орет:
-НЮХАЙ! НЮХАЙ, Я СКАЗАЛ!
Все опасливо нюхают. Подлетает ко мне. Тема та же.
-Не, спасибо. У меня аллергия. (правда)
-ЧИТО? ЧИТО ТИ СКАЗАЛ?! Я ТИБЕ ГОВОРЮ-НЮХАЙ! (Входит в раж)
-А что такая экспрессия-то?
-А ТО! БУДИШЬ НА НАРАХ СИДЕТЬ, Я СИДЕТЬ, ТЫ СИДЕТЬ, ОН СИДЕТЬ И ДУМАТЬ БУДЕШЬ - "ПАЧЕМУ Я ТОГДА НЭ НЮХАЛ!" ЫЫЫЫ…
Тигран заплакал. Я приобнял его за трогательно вздрагивающие плечики 62 размера и пригорюнился.
Вдруг Коля, доселе спящий лицом на столе, поднимает это лицо (вблизи он напоминал пекаря-стахановца, засыпанного по уши мукой) и обводя всех взором с поволокой, неожиданно торжественно выдает:
-НЮХАЙТЕ И НЕ ГОВОРИТЕ ПОТОМ, ЧТО ВЫ НЕ НЮХАЛИ!
После чего со стуком роняет голову в исходное.
В общем, мрак. Иногда мне предлагали помощь "Если будут проблемы, обращайся."
Я неизменно отвечал в том духе, что ага, а как же, всенепременно - и тогда их (проблем) станет в три раза больше.
Но братве помогал при случае. Ну убогие ж, грех сиротинкам не пособить. Как то выволок из машины у них полкило кокоса во время ментовского досмотра и свалил, пользуясь законопослушностью рожи. Кокос вернул (они как раз горевали по нему в кабаке).
Как то раз позвонил Алик.
-Шалом!
-Здравствуй, Алик.
-Тут это…У Коли мама заболела…
-Чем?
-Сердце вроде.
-Симптомы?
-Ээээ…
-Дай Колю к трубке.
-Алло!
-Коль, че с мамой?
-Сердце болит.
-Давление мерили? Пульс?
-Не.
-Скорую вызывали?
-Ну.
-И?
-Вкололи что-то и уехали.
-Что вкололи? Ампулы остались?
-Не.
-Немного ж я узнал. Короче: завтра купи цветы, конфеты и беги к участковому. Возьми направление на обследование в кардиоцентре на Калужской. Как диагноз поставят, если надо, маму в ВКНЦ положим, завязки есть. Ферштейн?
-Чего?
-Я говорю - понял меня?
Тишина. Причем, какая-то напряженная. Потом:
-К участковому?
-Ну да! Без его направления на Калужской не примут.
Опять молчание, какой-то неразборчивый бубнеж: похоже они там переговариваются, зажав трубку ладонью.
Потом вдруг прорезается Алик. С укором.
-Макс, что за шутки? Это же мама!
-И?
-И зачем ты Колю к мусору с цветами отправил?
-К какому менту?!
-К участковому.
-Алик, к УЧАСТКОВОМУ ТЕРАПЕВТУ!
Алик роняет трубку. Опять знакомое хрюканье и повизгивание. Снова его накрыло.
Коля был человек семейный. Жил он совместно девушкой Наташей и огромным белым попугаем. Единственные слова, которые умел говорить попугай были "Наташа, не называй меня пидорасом!".
Орал он это раз по двести в день. Я плакал в углу в первый раз, как услышал.
Наташа, вообще, была девушка разносторонних интересов. Любимым ее видом спорта была магазинная клептомания. При этом, они с Колей регулярно ходили укокошенные в хлам.
Как-то, в три ночи звонок Коли.цЯ спросонья :
-А! Хто?
-Я. Коля.
-Что?
-Натаху взяли.
— С чем? (мысли, понятно, о кокосе)
-С шампунем!
-?ц(Хер поймешь, о чем он.)-И сколько?
-Два флакона.
Опять темный лес.
-Ладно, ща приеду.
Приезжаю. Выясняется, Ната сперла два флакона от перхоти, попалась на кассе и ее затрюмили в КПЗ. 110 родное отделение. Едем туда. Колю оставляю в машине, иначе примут. С таким лицом в отделении ему одно место-с любимой рядом.
Захожу, чинно раскланиваюсь, ползу к операм на второй этаж. Раздолбанная дверь, которая по виду пережила две революции и вторжение Алариха. За дверью-дача. Дача показаний. Как раз по нашей "краже века" - управляющий магазина заливается соловьем. Сажусь у двери, грею уши. Записываю его паспортные данные. Вдруг пригодится.
Наконец терпила вываливает, долго блеет про "Посадите!", "Что б неповадно!" итд…
Меня в упор не видит в гражданском порыве.
Вваливаю в кабинет, падаю в кресло за соседним столом. Тут главное натиск.
-Сергей, вопрос можно?
-Ы?
-Вот ответь - если мы всех дур пересажаем, на ком менты жениться будут?
Секундная пауза, опер ржет. Отлично. Полдела сделано.
Быстро выясняем обстоятельства кикоза.
-Макс, ты пойми, дело уже зарегистрировано. Я не могу его просто выдрать из журнала и выбросить. К тому же этот мудила за дверью…
-Мудилу я беру на себя.
-Не в том дело. А журнал?
-Так. На сколько она сперла?
-110 рублей.
-Грандиозно. Внушает.А уголовная со скольки?
-Минимальная зарплата.
-Это скока?
-96 рублей.
-Так. Если я те справку от терпил принесу, что флаконы эти сраные 95рублей стоят, ты в административку это переведешь?
-Нууу…возможно.
-500 грина.
-Маловато.
-Достаточно, Сереж. Про замену справки я ж придумал, а не ты. Причем придумал я, заметь - как тебе денег нажить.
-Ты не еврей, часом?
-Почему часом? Отныне, присно и вовеки веков…
-Ааааа. Понятно. Ладно, беги за справкой.
-Где терпила?
— В коридоре.
Выхожу…то да се…я адвокат…жалко девочку…из за флакона…турма…жизня поломата…
Нихрена. Гордая поза, ярость благородная в глазах, прокурорский тон. Гражданская позиция. Эххх…Недаром говорят-"Терпила хуже мента"
Ладно милок, напросился…Будет тебе сейчас позиция…раком…
-Послушайте, милейший! Вы хоть бы поинтересовались, чья она жена, прежде чем что то подписывать.
-Мне без разницы, чья эта марамойка…
-Не надо торопиться, уважаемый Петр Степанович!
-Ааааа…откуда вы мое имя знаете?
-Это неважно. Важно другое, Петр Степанович. Понимаете ли Вы, во что влезли? И на что вы надеетесь? Скрыться, заперевшись в квартире по адресу (я достал блокнотик) -Сиреневый бульвар, дом 5 , квартира 115?
Удивительно быстро сдулся Петр Степанович. От гордого и непреклонного "Я буду с Вами раговаривать только в суде!" (из фильма какого взял репризу, подозреваю) до "Не погубите, я лицо подневольное, у меня дети малые " - за пять минут.
-Короче, Петр Степанович. Вы еще можете исправить ВАШУ (я сделал ударение) ошибку.
Вы готовы?
Петя Степаныч так быстро затряс башкой, демонстрируя согласие, что я спугался, как бы она не отвалилась.
-Прекрасно.Сейчас вы летите в магазин и несете справку, что суммарная стоимость вашего шампуня составляет 90 рублей. Ясно?
-Дддда!
-Печать не забудьте.
-Будет исполнено!
-Времени у вас…эээ…час. Если вы не успеете до пересменки - даже я вам не смогу ничем помочь. Как бы вы ни были мне симпатичны.
-Я успею!
-Вперед!
Успел он за полчаса. Пока я его ждал, вышел опер Сережа. Ему хотелось денег.
-Эээ…. А чего это ты не суетишься-то? До пересменки два часа. Справка где?
-Терпила сейчас прискачет-принесет.
-Херасе. Как это ты его запряг?
-Ему стыдно стало. Надо всегда воздействовать на благородные струны в душах людей. Это мой принцип.
-Даааа... Я, вот, еврея впервые вживую вижу.
-Мертвых много видал?
-Не, я не про то…
-А про что?
-Я арабам не завидую…
-А я завидую, жил бы в Абу-Даби, кайфовал бы в теньке, а не ездил бы ночами по отделениям всяких дур с нар вынимать…
-Такая твой планида.
Сейчас, вспоминая те времена, никак не могу взять в толк: нахрена мне все это было надо. Неужели, сука, Бременские музыканты подсуропили?
Ладно. Осталось только разобраться с Чуковским, погулять в Африке, и, можно считать, что детские комплексы мной пережиты.

barmaley
Маленькие дети, ни за что на свете не ходите в Африку гулять!
В Африке акулы, в Африке гориллы, в Африке большие крокодилы.
Будут вас кусать, бить и обижать, не ходите, дети, в Африку гулять.
В Африке разбойник, в Африке злодей, в Африке ужасный Бармалей!

Спасибо за внимание.

http://vinauto777.livejournal.com/

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск